Акклиматизация животных: сомнения ученых

 

О том, какую «медвежью услугу» оказывают природе ярые сторонники акклиматизации животных, известно многим. В разгар лысенковщины, когда всюду висели лозунги о покорении природы, предавали анафеме генетику, обучали студентов «творческому» дарвинизму, в соответствии с которым овсюг перерождался в пшеницу, а пеночка в кукушку, специалисты-охотоведы, одновременно закончив свои вузы и радостно засучив рукава, с азартом включились в дело обогащения и преобразования родной фауны. Перевозили и выпускали норок и соболей в Уссурийском крае, помогали ловить речных бобров на Хопре (даже в Хоперском заповеднике раскапывали их норы), отправляли зверей в дальние сибирские края. Немало обследовали всевозможных угодий под намечавшиеся выпуски новых переселенцев.

Какого крота надо выпускать во вновь закладываемые полезащитные полосы — европейского или дальневосточного, более крупного? А какого кролика – рекса? Вы только посмотрите, какие красивые из его меха получаются шубы: http://supershubki.ru/shuby-iz-krolika-reksa. И еще вопросы. Почему до сих пор пустуют и не заселяются черными соболями горные леса Средней Азии? Не завезти ли из Аскании-Нова на остров Ольхон, что посреди Байкала, африканских страусов? А может быть, лучше для этой цели взять австралийских казуаров или нанду из Южной Америки? Вот какие проблемы вполне серьезно, без малейшей иронии обсуждались в то время.

Один из наших друзей в далекой Якутии отлавливал на горных хребтах снежных баранов, чтобы потом скрещивать их с местными овцами, а другой в это время получал в Теберде потомство от диких туров и домашних коз. Кстати, не все знают, что сатирическая повесть Фазиля Искандера «Созвездие козлотура» основана на фактическом материале и очень задела некоторых ученых.

Время шло, молодость осталась позади, и независимо друг от друга ученые начали серьезно сомневаться в том, что делали. Стали задавать себе новые, нелегкие вопросы.

Неужели природа нашей страны, с ее поистине великими традициями знаменитой русской охоты, настолько оскудела, что нужно завозить сотнями зайцев из Чехии, Венгрии и Польши для выпуска в центральных областях и даже в Сибири, тратя на это немалые деньги? Зачем из года в год в Подмосковье (а теперь и в Сибирь!) везут чуть ли не тысячами степных даурских куропаток из Тувы, хотя всем известно и понятно, что этот вид жить там не будет, поскольку не выносит глубокоснежья? Нужно ли было выпускать в европейских лесах енотовидных собак и пятнистых оленей, если они становятся здесь вредными для лесного и охотничьего хозяйства, так же как и американские еноты в Закавказье?

Ученые убедились, что повторяемые во множестве книг и статей утверждения, будто соболь восстановлен лишь усилиями наших охотоведов, мягко выражаясь, сильно преувеличены: зверьки просто-напросто размножились в тайге, потому что после раскулачивания и коллективизации в Сибири некому стало за ними охотиться. Никакой необходимости в перевозках соболей чаще всего не было, а в отдельных случаях, например в северных районах Якутии, соболь даже подорвал промысел белки, сократил численность боровой дичи.

Оставьте комментарий