«Аллегорический рассказ» Шуберта

 

3 июля 1822 г.

Я был братом многих братьев и сестер. Наш отец и наша мать были добрыми. Я глубоко любил всех. — Однажды отец повел нас на пир. Братья там очень веселились. Но я был печален. Тогда мой отец подошел ко мне и приказал мне отведать прекрасных кушаний. Но я не мог, и рассердившись на это, мой отец прогнал меня с глаз долой. И я, с сердцем, полным безграничной любви к тем, кто пренебрег ею, направил свои шаги в далекие края. Долгие годы я чувствовал, как меня разрывают величайшая скорбь и величайшая любовь. Тут пришла весть о смерти моей матери. Я поспешил, чтобы ее увидеть, и мой отец, смягчившись в связи с горем, не препятствовал мне войти. И я увидел [ее] тело. Слезы потекли из моих глаз. Она лежала как доброе, старое прошлое, в котором, по мнению покойной, мы должны были жить, как когда-то жила и она.

И мы в печали следовали за ее телом, и гроб был опущен. С тех пор я опять остался дома. Однажды мой отец вновь повел меня в свой любимый сад, Он спросил меня, нравится ли он мне. Но мне сад был противен, и я ничего не осмелился сказать. Тогда, вспыхнув, он спросил меня вторично, нравится ли мне сад? Дрожа, я ответил отрицательно. Тогда мой отец побил меня. И я сбежал. И вновь, с сердцем, полным безграничной любви к тем, кто пренебрегал ею, я направил свои шаги в далекие края. Теперь я пел песни — долгие, долгие годы. Когда я хотел петь о любви, она становилась для меня горем. А когда я хотел петь только о горе, оно становилось для меня любовью.

Так разрывали меня любовь и горе.

И однажды до меня дошло известие о благочестивой деве, которая только что умерла. И вокруг ее могилы образовался круг, в котором вечно, как бы в блаженстве, бродили многие юноши и старцы. Они говорили тихо, чтобы не разбудить деву.

Казалось, что божественные мысли легкими искрами, производившими слабый шум, непрерывно сыплются из могилы девы на юношей. Тогда мне тоже очень захотелось так же побродить там. Люди, однако, говорили, что только чудо приводит в этот круг. Но я, творя про себя молитву, с твердой верой, опустив взор, медленным шагом пошел к могиле, и прежде чем я мог бы об этом мечтать, я очутился в кругу, который издавал удивительно нежные звуки, и я ощутил вечное блаженство, как бы сосредоточенное в одном мгновении. И своего отца я увидел примиренным и любящим. Он заключил меня в свои объятия и плакал, А я еще больше.

Франц Шуберт

«Аллегорический рассказ» сохранился в оригинале, написанном карандашом и с приписанными рукою Фердинанда Шуберта заглавием «Мой сон» и подписью «Франц Шуберт», и в копии, снятой Шобером. В связи с этим некоторые исследователи высказывали сомнения в авторстве Шуберта. Думается, однако, что рассказ этот не мог быть написан кем-то другим. Ведь он, пусть и в аллегорической форме, с необычайной яркостью передает действительные события жизни композитора и его связанные с ними переживания. Хотя многие современники Шуберта пытались сгладить «острые углы» его биографии, ныне мы знаем, что конфликт его с отцом был очень острым. Долгое время отец настаивал на том, чтобы сын отказался от карьеры музыканта и избрал бы для себя поприще школьного учителя, каким был он сам («пир» и «прекрасный сад» в рассказе, несомненно, олицетворяют школу отца). Сын, однако, стоял на своем, в связи с чем отец действительно дважды выгонял его из дома.

Некоторые исследователи считают, что «Аллегорический рассказ» Шуберта может рассматриваться как подробная «программа» его «Неоконченной симфонии», написанной в том же 1822 году (см.: A. Schering. Franz Schuberts Sinfonie in h-moll und ibr Gebeimnis. Wurzburg 1939). С этой точкой зрения мы согласиться не можем. Однако нельзя отрицать родства самого духа обоих творений Шуберта, относящихся к одному и тому же периоду его жизни.

Оставьте комментарий