Автор и критик

 

Автор сосредотачивает внимание не на тех жанровых особенностях романа, которые были заимствованы в непосредственном прошлом и, пусть даже с небольшими изменениями, сохранялись в рассматриваемое двадцатилетие, но на тех, которые были рождены именно проблематикой данного исторического отрезка, его особостъю, его непохожестью на все, что было прежде. Поиски романа, жанровые изменения никогда не могут быть поняты, как чистая форма в отрыве от содержания, при этом под «содержанием» имеется в виду не только то, что рассказывается в романе, его фабула, но и то, как это «что» соотносится с мировоззрением писателя и с мироощущением его современников, читателей.

Романист пролагает и предлагает свои тропы художественного постижения мира — свой путь и свою форму иносказания о мире, в котором живет. Критик имеет дело с литературным «пространством», где действительность трансформирована. Он, в свою очередь, выбирает тропы, чтоб рассказать о литературе с возможно большей наглядностью и доказательностью. Он находится в том средостении, где движение по «второму пространству» — внутри романа — поверяется ориентирами жизни — жизни, воспроизводимой в романе, и жизни самого критика, его мировиденьем.

В данном случае автор ведет читателя по местности, в значительной степени незнакомой тому, кто с ним отправился. Это обязывает. Пусть критиком и исхожено здесь все вдоль и поперек, так что он наперед знает, какие пейзажи откроются путнику и какие опасности таят литературные чащобы, пусть он и мог бы просто предложить читателю готовый результат своих изысканий, расставив дорожные знаки: этот поворот ведет к пропасти, тот — в тупик, заваленный буреломом, эта тропинка прямиком выводит к автостраде, та — кружит и петляет. Однако поверит ли ему читатель наслово? Автор предпочитает, чтоб его спутник шел не с завязанными глазами, не как слепец за псом-поводырем. Отсюда — обилие цитат, в особенности когда речь идет о книгах, не переведенных на русский язык — пока еще не переведенных или, как надеется доказать автор, и не заслуживающих перевода. Это своего рода образчики, позволяющие читателю вынести свое суждение, соразмерить «тропы» анализируемых произведений и тропы анализа, сделавшись тем самым критиком критика.

Оставьте комментарий