Интересное письмо Шуберта Рохлицу

 

Шуберт всегда сам решал, как воплощать в музыке то или иное стихотворение, и не терпел здесь чьего-либо вмешательства, чьих-либо подсказок, Хотя Рохлиц пользовался большим влиянием в художественных кругах Германии, и его поддержка могла бы быть очень полезной для композитора, он предпочел отклонить его предложение, чем заставлять себя следовать его указаниям.

[Ноябрь 1827 г.?]

Ваше благородие!

Я очень польщен Вашим милым письмом, потому что оно сближает меня с прекрасным человеком.

Я основательно обдумал предложение относительно стихотворения «Первый звук» и полагаю, что указанный Вами план мог бы дать прекрасный эффект. Но поскольку такая вещь будет более мелодрамой, чем ораторией или кантатой, а мелодраму (может быть справедливо) уже не особенно любят, то я должен чистосердечно признаться, что для меня стихотворение, на которое можно было бы написать ораторию, было бы гораздо приятнее, не только потому, что не всегда имеется такой декламатор как Аншюц, но и потому, что мое заветное желание — создать чисто музыкальное произведение, без всяких других примесей, кроме возвышающей идеи большого стихотворения, которое можно было бы положить на музыку целиком. Я могу и не говорить о том, что считаю Вас поэтом, который может создать такое стихотворение, и что я приложил бы все свои силы и все усердие к тому, чтобы создать произведение, достойное такого стихотворения.

Но так как, впрочем. «Первый звук» — прекрасное стихотворение, то если бы Вы пожелали, чтобы я положил его на музыку, я попытался бы. Но тогда я приурочил бы вступление музыки (т. е. певца) к словам: «Тогда услышал»1, если Вы с этим согласны2.

С совершенным почтением Ваш преданнейший Фрц. Шуберт

1. С этих слов начинается вторая половина стихотворения.
2. По-видимому, Рохлиц на это письмо не ответил.

Оставьте комментарий