Исследования философской культуры Киевской Руси

 

Достигнутое понимание общеметодологической значимости исследования глубинных слоев отечественной философской культуры для развития современного историко-философского процесса в целом, а также обретенные уже в ходе этого исследования знания и сомнения обусловили, на наш взгляд, логику развития историко-философских публикаций украинского философского журнала.

С 1989 г. журнал выходит на двух языках (укр. и русск.) под названием «Философская и социологическая мысль».

Предпринятая «Философською думкою» серия публикаций по проблемам становления и развития философской культуры Киевской Руси определила одну из существенных ипостасей историко-философского облика украинского издания. Историко-философские аспекты исследования текстов этого периода представлены на страницах журнала в статьях B. С. Горского, Б. А. Парахонского, М. Н. Громова, в материалах «круглого стола» — «Философская мысль в культуре Киевской Руси» — с участием В. С. Горского, А. Д. Сухова, Г. М. Прохорова, В. В. Милькова, C. В. Бондаря, Т. А. Чайки, А. И. Абрамова, Л. В. Полякова, В. А. Зоца, в сообщениях по материалам проводимых Институтом философии АН УССР всесоюзных научно-теоретических семинаров по истории отечественной философской мысли XI—XVII вв. (см.: 1985. № 1; 1987. № 1; 1989. № 3), других республиканских и международных научно-теоретических форумов (см.: 1984. № 3; 1988. № 4).

В исследовании философской культуры Киевской Руси, как, впрочем, и ряда последующих этапов в истории отечественной философии, одним из основополагающих является комплекс проблем историко-философского источниковедения, текстологии, методологии вычленения и реконструирования философского слоя и философского статуса мировоззренческой проблематики в древних текстах. Уже в ходе становления историко-философского подхода к текстам Древней Руси обнаружилась методологически принципиальная связь вопроса об аутентичности предпринимаемых историко-философских реконструкций с проблемой стиля философствования. В качестве методологически первичной характеристики источников, вводимых в данном случае в историко-философский контекст, А. И. Абрамов отметил то обстоятельство, что религиозная проблематика и философская в них зачастую «фактически полностью слиты», а отличительной чертой стиля философствования является «сориентированность древнерусских книжников на патриотическую литературу» (Абрамов А. И. К проблеме вычленения философского смысла в текстах древнерусской письменности. 1985. № 1. С. 91—92).

М. Н. Громов обратил внимание на то, что «реальные отношения философии и богословия в Древней Руси складывались весьма сложно и не поддаются однозначной оценке» (Громов М. Н. Определения философии в древнерусской письменности. 1989. № 1. С. 92). Древнерусские представления о философии должны быть восприняты, по его мнению, как весьма емкие, полисемантичные, т. е. такие, «какими они выглядят в подлинных источниках, а не в априорных, модернизированных, упрощенных характеристиках, нередко присутствующих в современной философской литературе» (Там же. С. 95).

Важным источниковедческим импульсом для дальнейшего обсуждения проблем историко-философского освоения текстов Руси стала публикация первого перевода на современный украинский язык «Слова о Законе и Благодати» Илариона Киевского (перевод и примечания С. В. Бондаря. 1988. № 4). Историко-философским прологом к этой публикации может служить статья В. С. Горского «К характеристике философско-исторических представлений в культуре Киевской Руси» (1984. № 3), в которой было раскрыто своеобразие сочетания присущей «Слову» богословской символики и образности с обоснованием конкретных политических задач древнерусской державы и пониманием ее места в истории человечества.

Определенным вкладом в изучение наиболее репрезентативных текстов явилось и сообщение С. В. Бондаря «Некоторые выводы из историко-философского анализа Изборника Святослава 1073 г. и Изборника 1076 г.» (1985. № 1). Помимо выявления действительного интереса наших предков к предельным вопросам бытия Бога, мира и человека данное исследование представляет собой одну из немногих пока еще попыток конкретно-текстологического подхода к вопросу о значении переводов, адаптаций и самого жанра «изборничества» как специфического модуса философствования в контексте становления отечественной философской культуры.

Важной методологической проблемой, затронутой рядом ученых и существенным образом определяющей общую культуру современной метаконфессиональной историко-философской экзегетики, является вопрос о единстве и различии внутри культуры Киевской Руси как целостности.

Оставьте комментарий