Лесники и аграрники: проблемы, ошибки, противоречия

 

Послушаем лесников и аграрников, посадив их на пять минут за «круглый стол».

Лесники. Своей работой мы часто пытаемся исправить ваши грубые ошибки. Вы бездумно переносите равнинные приемы обработки почвы и принципы прямолинейности в планировке территорий на склоны и в пересеченные районы, сплошь распахиваете плоские просторы, никак не можете перейти на безотвальную вспашку там, где это давно пора сделать. И во многих местах никакими лесопосадками уже не остановить бурных эрозийных процессов…

Аграрники. За наши грехи с нас и спрос, хотя вы должны понять, что без противоэрозионной техники ничего не сделаешь. И разве мы затевали бесконечные шатания с системами обработки земли? Вы лучше скажите, почему вместо облесения оврагов и песков часто сажаете леса там, где они не нужны, — вдоль дорог и пологих балок, почему завышаете ширину лесополос? План перевыполняете?

Лесники. Поймите, у нас очень трудно с техникой! И мы не можем освоить под посадки все отдаленные районы. Кстати, у вас техника подчас бывает незанятой, простаивает, а нам приходится гнать трактор за сорок километров, где ему работы на полдня. И попробуй удержи тракториста, если он за такой же труд получит у вас чуть ли не в два раза больше. Почему мы не можем договориться о взаимной помощи?

Аграрники. К сожалению, между нами нет узаконенных договорных отношений. Но вы, между прочим, даже в легкодоступных местах совсем перестали вести полезащитные посадки. Почему?

Лесники. Знаете, когда доходит до дела, у вас не всегда допросишься земли под полосы. Но все же главная причина не в этом, если честно говорить. Дело в том, что полезащитные насаждения нам не включаются в план, на них министерством выдается лишь задание, которое не обеспечивается материальными ресурсами. Но вот встречный вопрос. Несколько лет назад мы вырастили и сдали вам систему продуваемых лесополос. Она была в отличном состоянии, за эти годы дала много дополнительной продукции, сохранила посевы от эрозии. Сейчас все посадки заросли, полосы стали загущенными, плотными и потеряли свою эффективность. Как вы это допустили?

Аграрники. Просто некогда было заниматься этим делом, и за него никто не спрашивал. Кроме того, у нас нет специалистов лесного дела ни в колхозе, ни в районном управлении.

Лесники. Для ухода за полосами некоторые хозяйства создают специализированные лесомелиоративные бригады или звенья, которые могут получать консультации у нас, хотя, конечно, свой агролесомелиоратор в хозяйстве необходим. Но почему вы стравливаете полосы скотом, рубите в них сколько влезет? Мы будем добиваться, чтобы наказания, обусловленные законом за нарушения в лесах государственного фонда, распространить на полезащитные полосы.

Аграрники. Добивайтесь, это ваше дело. Но какими карами наказывать вас, если вы многие полосы сажаете без проектов, а как бог на душу положит?

Лесники. Мы тут ни при чем, в этом не лесники-производственники виноваты, а проектировщики. Но у них свои проблемы. Вот одна из экспедиций ведет проектирование противоэрозионной системы в трех больших районах Харьковщины. Бедняги! Что они могут, если у них на пятнадцать полевых партий всего три грузовика. Правда, это уж, так сказать, по другому ведомству…

Аграрники. А у нас ведь острейшая нужда в схемах и проектах, в планах противоэрозионной борьбы, привязанных к конкретным районам. Пока многое пущено на самодеятельность и самотек. Главное, наверное, все же кадры, специалисты, отвечающие за отдельные участки работы. Таких людей сейчас не стало…

Этот воображаемый разговор я привел для того, чтобы показать, как запутано это дело и как важно теперь разрушить ведомственные границы ради общего дела.

Оставьте комментарий