Нижинский и Бронислава. Пляска Избранницы

 

Люди — клеточки дышащего, шевелящегося, вздрагивающего организма — не пробовали оторваться от земли. Они хотели врасти в землю, взрыхлить ее, вызвать из нее питающие злаки.

И волей-неволей актеры, делясь на бесформенные с виду, а на деле точно рассчитанные группы, стоя как бы порознь, но прикасаясь согнутыми локтями друг к другу, заводили и монотонно повторяли грузно ухающий, тяжко колышащийся пластический мотив. Постепенно дисциплина брала свое. Привыкшее к гармоничной пластике тело подчинялось музыке и счету, который отбивала в ладоши Мари Рамбер. Нижинский брался за других участников и перешел, наконец, к девичьему хороводу.

Он очень надеялся на Брониславу. Вызвал ее на репетицию, заставил несколько раз прослушать музыку длинной пляски, объяснил: Избранница ведет с небесами диалог, заклинает их унять злобу — угрозу земле и всем, живущим на ней.

Нижинский показал, как девушки вытолкнут Избранницу, наряженную в одежду большого размера, из хоровода.

Lucky Bunny

Словно получив невидимый толчок, он застыл в странно выразительной позе, сжав плечи, завернув внутрь носки и колени, собрав кисти рук в судорожно сведенные кулаки. Сохраняя позу, сказал, что на эту музыку старейшины, девушки, вообще все, величают Жертву. Потом предупредил, что сейчас начнется ее танец.

Нижинский вдруг, без подготовки, подпрыгнул — неуклюже, как подшибленная птица, поджав ногу: стиснутый кулак вскинулся к небу, другой плотно прижался к телу. Потом присел на корточки, коснулся опущенной рукой пола и сидя так затоптался, ударяя руками по согнутым коленям. Сейчас он стал похож на птицу, которая облюбовывает, устраивает гнездо. Все так же присев до земли, он широко шагнул в сторону, накрыл голову рукой и, распластавшись в подобии низкого арабеска, оттопырив руки, захлопал ими, как крыльями, по полу.

Он не ошибся. Бронислава все поняла и, чутко расслышав музыку, повторила показанное, усвоив и движения и самый их внутренний смысл. Ее не смущали прыжки на негнущиеся ноги, а то и на оба колена. Она сразу воспроизвела «вертикаль», уже несколько дней маячившую в мыслях хореографа: вскинула руку в прыжке, прочертила кулаком в воздухе молниеносный зигзаг и, упав на колени, исступленно забила поклоны, касаясь лбом пола, ударяя в него кулаками.

Показ. Повтор. Снова показ. Пробуют вместе, наращивая цепочку движений-заклятий; странно похожие, будто дервиши, захваченные ускоряющимся ходом пляски. Вот оба широко развернули ногу в прыжке, упав, низко присев, пригнулись, охватили руками эту деревянно вытянутую с задранными пальцами ногу и, поднимая и опуская ее вместе с телом, заколотили пяткой, словно долбящей землю мотыгой.

Рекомендуем: «Корни движений» Нижинского

Первый раз с начала постановки «Весны» Нижинский почувствовал, что работает не впустую. К третьей репетиции пляска Избранницы была почти готова. На эту репетицию Бронислава пришла опоздав и не переодетая…

Оставьте комментарий