От нуля к бесконечности: Казимир Малевич

 

Прекрасно отвечая определенным модернистским установкам русского искусства, итальянский футуризм расширил в России свой тематический диапазон и обрел то пластическое воплощение, которого в то время тщетно добивались итальянские художники-футуристы. И московские футуристы, и группа Бурлюка «Гилея» быстро оказались втянуты в это объединение, имевшее также кубистскую и экспрессионистскую (связаннную с Кандинским) ветви.

Зимой 1910/11 года программно заявляют о себе произведения одного из московских художников, выделяясь качеством живописной «сделанности» и убедительностью поставленных проблем. Творчество Казимира Малевича (1878—1935) становится движителем той стремительной эволюции, которая за десять лет изменит ориентацию и самые основы западного искусства. С возникновением супрематизма начнут рушиться все привычные устои.

Среди ведущих художников своего поколения Малевич и Ольга Розанова были единственными, кто не совершил почти ритуального путешествия в Париж. Решающим фактором удивительного поворота русской живописи к абстракции послужил не прямой контакт с западным художественным процессом, — представленным, кстати, в московских выставочных залах, — но прежде всего философская его переоценка. Возможно, она происходила легче в уединенности московских мастерских; на расстоянии ее сильнее подстегивало раскованное воображение. Эта переоценка заменила собой опыт непосредственного знакомства с парижской художественной средой, наделив ее при этом такой революционностью, какую та вряд ли осмелилась бы взвалить на себя.

С 1910 года между образом и словом, символом и смыслом начинают устанавливаться новые соотношения. Из этого тесного и трудно расчленимого взаимодействия рождается в 1913 году трансцендентное течение — так называемого заумного. Кульминационным моментом в его развитии явилась постановка «футуристской оперы» под весьма многозначительным названием — «Победа над Солнцем». Художник Малевич причем принимал участие во всех этапах постановки, выступив даже в качестве… актера. Спектакль состоялся в декабре 1913 года в Петербурге в рамках программы деятельности ассоциации «Союз молодежи». В ходе «заумного» повествования, разрывающего связи с нашим привычным миром, который считается «отжившим», впервые появляются (пока лишь в качестве сценических задников, — «беспредметные» элементы — чистые живописные плоскости. Знаменуя победу над «царством Солнца» (то есть царством старой «земной» логики), явление этих живописных плоскостей закрепляет установление нового порядка. Его логика не соотносится больше с нашим «миром мяса и кости» (Малевич), она выше его, вот почему ей не нужно больше опираться на старый эстетический строй с его иерархией «частей» и отношений между «формой и цветом». Прежняя логика окончательно отбрасывается с появлением этих беспредметных плоскостей, которые не оставляют места для прежнего порядка вещей. Малевичу потребуются еще полтора года размышлений, чтобы он смог раскрепостить первые интуитивные формы своего «заумного» языка («алогизм форм»), создать стиль Казимира Малевича, и придать ему логику новой пластической системы. Такой перелом произойдет летом 1915 года, когда, уединившись в своей московской мастерской, он напишет простой «черный четырехугольник» на белом фоне.

Оставьте комментарий