Ожившее прошлое

 

Война ее застала десятилетней девчонкой. Их семья, где детей было семеро, и она — самая младшая, не успела никуда уехать, а Ляды, как и другие населенные пункты района, оказались захваченными врагом. И хотя по годам Рита была еще небольшой. но помнит как больно было смотреть на хозяйствующих немцев, которые обустраивались здесь надолго и основательно. Мирные жители для них были, в лучшем случае, рабами, в худшем — врагами. Ко вторым они относили даже детей, ну а кто по годам годился для подневольного труда, угоняли в Германию. Не избежала этой участи и ее сестра.

…Май сорок второго. Этот день для многих лядских жителей стал настоящей трагедией. Накануне, когда стало известно, что на завтра намечена отправка подростков на чужбину, слезы не высыхали на глазах у женщин. Матери прощались с детьми… О сне никто и не думал. Не спали и в их семье, Маргарита Гавриловна как сейчас видит свою мать, сестру, которые в обнимку просидели до утра, постоянно смахивая набегавшие слезы Верить в то, что должно было случиться днем, никто не хотел. Была еще надежда на чудо, что этот первый отбор для рабского труда не состоится. И когда днем молодежь погрузили в машины и те тронулись, плач взрослых и детей слился воедино… И в этом надрывающем душу крике тонули немецкие команды и лай овчарок. Машины все набирали и набирали скорость. За ними следом бежали, постаревшие за одну ночь, женщины…

После разлуки с сестрой Рита долго не могла придти в себя. Детство разом отступило куда-то далеко, как будто его и не было. И это она особенно ясно поняла, когда разбомбило их дом, и под обломками погиб отец. Потом пришло известие, что в далекой Германии вечный покой нашла сестра. Она была токарем на заводе и там с ней произошел несчастный случай. Позже — похоронка на брата, И так — одна беда за другой. Но кто их тогда считал! Надо было жить. И они жили в постоянном страхе, голоде и холоде, не зная, доживут ли до завтра.

Особенно свирепствовали каратели в сорок третьем. Стрельба, облавы, расстрелы были постоянно. Редко какой день обходился без пожаров. Дома полыхали, как свечки. Люди спали не раздеваясь. К тому времени Красная Армия уже наступала немцам на пятки, да партизаны постоянно напоминали о себе. И свою злость фашисты вымещали на мирных жителях. Но и в таких невыносимых условиях люди, как могли, держались, не падали духом и. чем могли, помогали партизанам. С июня 1943 года и двенадцатилетняя Рита стала связной партизанского отряда.

— Нас, детей, немцы еще не застукали во взрослых делах. И наши походы в лес за грибами, ягодами ни у кого не вызывали подозрения. Питались-то, в основном, подножным кормом. Ни скотины, ни огородов не было. Все отобрано, разорено. Вот и в этот день я с корзинкой отправилась в лес, чтобы на условленном месте встретиться с партизанами и сообщить очередные сведения. И собаку свою взяла. Была я там недолго. И только отправилась в обратный путь, как немецкие самолеты стали бомбить. Несколько бойцов, что шли рядом, бросились в ледник боярский, а меня как Бог отвел, сама не знаю почему, но кинулась совсем в другую сторону — к колодцу. Упала, собачонку собой накрыла, и вдруг, совсем рядом — взрыв! Прямое попадание в ледник, и всех бойцов там накрыло. А меня сильно контузило. Когда очнулась, — не подняться, тошнит, ноги деревянные. адские боли в голове…

Сколько уже лет прошло, как нет войны, но вспоминать эти ужасные три года оккупации спокойно Маргарита Гавриловна Томашук не может — комок застревает в горле и невольные слезы катятся по лицу. После освобождения района она — тринадцатилетняя девчонка наравне со взрослыми ходила в Заруденье, где был аэродром, расчищать снег лопатами. Потом — работала с зари до зари в колхозе. И как только открыли школу, пошла учиться. Окончила 8 классов, но постоянные головные боли не дали продолжить образование и она пошла снова работать. Сначала в торговлю, потом заведовала пекарней…

Всю жизнь, можно сказать, она прожила в Лядах. Только ненадолго уезжала в Омск, где и познакомилась со своим мужем, — Михаилом Федоровичем. Пожили с ним немного на его родине — в Закарпатье, а с 1963 года семья Томашук обосновалась в Лядах. Построили свой дом, обзавелись хозяйством. воспитали сына и дочь. Теперь оба на пенсии, но муж еще работает, а Маргарита Гавриловна дом и усадьбу свою содержит в образцовом порядке. По итогам районного конкурса в честь 500-летия района усадьба Томашук названа среди других в Лядской волости — первой.

Трудно сказать, что она не умеет в сельской жизни делать. За пчелами ходить, цветы выращивать, пироги печь, вкусно готовить, дом содержать в чистоте и порядке. Да разве все перечислишь, чем приходится заниматься хозяйке. И никакое дело из рук у нее не выпадает. Только вот здоровье с годами заставляет от многого отказаться. Разве могут восполнить теперь все пережитое удостоверения участника и инвалида войны, медали -«50 лет Победы в Великой Отечественной войне» и «Жукова», которыми наградило ее государство? Но одно успокаивает: что жива осталась, что жизнь свою прожила не зря.

Оставьте комментарий