Политическая жизнь Генриха Бёлля

 

В шестидесятые, а тем более в семидесятые годы Генрих Бёлль стал принимать активное участие в политической жизни ФРГ — он достиг широкой известности, к его голосу прислушивались многие. Это участие выражалось в статьях, интервью, речах, иногда в демонстративных актах (например, Бёлль вместе с Гюнтером Грассом и Зигфридом Ленцем в 1979 году отказались от ордена «Крест за заслуги перед ФРГ», который собирался им вручить президент Шеель). Независимая позиция писателя не раз навлекала на него нападки со стороны правой печати, в 1971 году в его доме был совершен обыск.

Расстановка социальных и политических сил в ФРГ постепенно становилась более сложной, и в книгах последних десятилетий Бёлль уже не мог довольствоваться прямолинейным делением персонажей на сытых и голодных, имущих и неимущих. Действующие лица его книг группируются теперь, как правило, не столько по материальному, общественному признаку, сколько по признаку этическому.

В романе «Бильярд в половине десятого» развернута антитеза, имеющая религиозно-нравственную основу. Милитаристы, фашистские преступники и их последыши символически обозначены как люди, принявшие «причастие буйвола». Им противопоставлены те, кто принял «причастие агнца», — люди добрые, честные, не желающие мириться с несправедливостью.

Оба эти символа производят впечатление на читателя своей яркой эмоциональной окраской. Однако люди из породы буйволов в послевоенные годы изменили свои повадки. Один из персонажей романа, правительственный чиновник Неттлингер, из тех, кто когда-то приказывал выламывать золотые зубы у мертвецов; а теперь он утверждает, что он «демократ по убеждению»… С другой стороны, наиболее близкие сердцу писателя персонажи романа далеки от той морали всепрощения, которая привычно ассоциируется с аллегорическим образом агнца. Не по заветам христианской кротости поступил на исходе войны офицер саперных войск Роберт Фемель, когда велел взорвать аббатство Святого Антония, видя в этом взрыве акт протеста против войны и возмездия за погибших. Не по заветам христианской кротости поступает и его старая мать, Иоганна Фемель, когда она стреляет на улице в министра-милитариста, в котором видит будущего убийцу ее внуков.

Читайте: Андре Мальро. Вызовы. «Антимемуары»

Правда, министр, в которого выстрелила Иоганна, отделывается легким испугом и вполне безобидным ранением. В более позднем произведении Бёлля, теперь ставшем известным у нас, — в повести «Поруганная честь Катарины Блюм» тоже звучит выстрел, но с более серьезными последствиями. Молодая женщина Катарина Блюм, особа в сущности незлобивая, творит самосуд над журналистом-клеветником. Психологически этот поступок глубоко мотивирован: Катарина доведена до отчаяния травлей, которой она подвергается за то, что дала приют человеку, преследуемому полицией. Повесть о Катарине Блюм — беспощадно резкое обличение не только бульварной прессы, но и аппарата власти, преследующего под предлогом борьбы с терроризмом неугодных ему лиц. Открытым остается здесь вопрос об отношении самого автора к терроризму, который превратился в последние годы в реальную опасность для народов.

Оставьте комментарий