Поход на Алтай, сплав по Усть-Семе

 

Конечно же для половины нашей команды это был далеко и далеко не первый поход. Дороги водные, пешие, горные пройдены ими не раз. Некоторые из них уже были в “шестёрках”, а для некоторых Алтай был всего лишь очень красивым местом, с которого наш учитель, Татьяна Крамцова, рисовала свои картины. Мы же с подругой с удивлением просматривали список необходимых вещей, выслушивали напутствия и издевательства от более опытной половины нашей команды. Лично я в первый раз собирала вместо чемодана рюкзак. Я в первый раз ехала на Алтай.

Кружки, ложки и свитера были тщательно упакованы. Крем для загара, варежки, пуховики, майки. И билеты. И, наконец, сибирские авиалинии.

А потом мы летели. И за стеклом строго определённого диаметра просыпалось солнце. Солнце, не имеющее таких уж строгих очертаний над Сибирью.

Мы прилетели в Барнаул очень рано и сразу же отправились на место проведения соревнований по водному туризму в Усть-Сему. В назначенном месте, в лагере нас уже ждали наши новосибирские товарищи, которые и помогли устроить нам этот поход. Первые майские дни Сема встречала всех желающих и жаждущих взяться за весло соревнованиями на первенство Алтая. Весенняя река уместила в себя и каякеров, и рафтеров и, собственно, нас. Мы выступали на катамаранах-двойках в составе команды «Москва- Новосибирск». На второе мая был назначен слалом, на третье мая – гонки на скорость. Первого мая для тех, кто первый раз держался за весло, был устроен экспресс-курс. И, несмотря на хмурую погоду и холодную воду, все радостно окунулись в новые ощущения. Вечером же мокрые и довольные мы все грелись у костра.

Когда наутро следующего дня мы мылись у ручья с подругой, оказавшейся на Алтае, так же как и я, впервые, нам казалось – мы в нереальном мире. Слишком уж лес и горы вокруг нас походили на ожившие фотообои.
Соревнования прошли бодро. Каждой паре давали по две попытки, как в слаломе, так и в гонках. Мы умудрялись очень быстро переносить катамараны от финиша к старту и так же быстро переодевать спасжилеты и каски. Соревнования торжественно закончились вечером второго мая. Мы остались ночевать в лагере, занимались в лесу тайцзи, ужинали, пели песни у костра, а уже наутро мы собрали лагерь и, погрузив всё, что нужно на катамараны, начали сплавляться уже по Катуни в сторону озера Аи.

Катунь – очень спокойная река. Тихая. И местами можно откинуться назад, лечь на гондолу и смотреть в небо. На Алтае необычное небо. Тонкое такое. Сильное.

В первый день сплава мы остановились у водопада. Погода к тому времени сменила гнев на милость, и в воздухе уже было +25. Раскадровка нашего времени за весь поход – на десяти плёнках. Большая часть кадров – водопад. И это по праву. Под общий визг все лезли в холодные струи, пугая птиц. Всех, кто не лез по доброй воле, тащили на руках или поливали тут же, не отходя от места пребывания.

Ночь того дня запомнилась всем очень. Мы остановились на острове напротив пещер. И была ночь, когда луна светит полно ещё. На острове – каменные откосы и кедры в диаметре полтора метра, и багульник, и пахнут мёдом цветочные поляны. Ночью на песке мы делали форму. А потом ловили ощущение между. Между горячими ладонями и холодной водой. Между теплом костра и холодом ночи. Такое вот было “между”.

На следующий день мы посмотрели сквозные пещеры с одним тонким фонариком на всю команду. Приходилось держаться друг за друга и пробираться по цепочке в практически кромешной темноте. Затем был порог Манжерок, который мы все удачно прошли.

Погода стояла чудесная. Берега рек, горы, вода – всё пропиталось весной. Всё менялось на наших глазах. Рождалось снова. Вечером мы добрались до населённого пункта Ая. Тут наша команда делилась на две части. Более опытная половина шла дальше на Чую, другая половина возвращалась в Москву.

В последнюю нашу ночёвку на Ае мы были в удивительном месте – практически пустующем пансионате или, может, доме отдыха. Там, где озеро, и ночью оно кажется совсем круглым. Там, где пустая и одинокая танцплощадка. Там не звучала музыка. Там тишина. Той ночью мы всё не могли лечь спать и не могли смириться с тем, что завтра нам уезжать.

Никогда нельзя загадывать, вернёшься ли вновь. Но мы мечтали, что вернёмся. Просто мечтали. Я знаю. Каждый… каждый, кто сидел рядом со мной в машине по дороге в Барнаул, каждый думал об этом.

Видимо, каждый отмерил своё расстояние от неба до себя. Отмерил той лунной дорожкой, что легла по холодной воде.

Цвет тех дней – это цвет собранных у реки камней.
Запах – мёд.
А на вкус – берёзовый сок.
И хотелось потом очень долго не пить ничего более.
Что бы не смыть этот вкус.
Что бы никогда-никогда не смыть.

Ольга Юринова

Оставьте комментарий