Репетиции Нижинского

 

Нижинский и Бронислава были на репетиции. Испуганно, но прямо глядя в глаза брата, она покаялась, что беременна. Всегда ровный Вацлав вдруг разъярился. Такие взрывы отца пугали их в детстве. Он обвинял сестру чуть ли не в злостном умысле. И слушать не хотел ее растерянных доводов, что может же случиться такое с замужней женщиной.

Остыв, Нижинский отправился к Дягилеву. Тот, покачав головой, задумался. Потом сказал, что для «Игр» замена есть. Но вот в «Весне» нужна какая-нибудь совсем молодая танцовщица, сырой материал, из которого можно лепить. И, поразмыслив еще, предложил Марию Пильц. Она в труппе недавно. Будет счастлива, что получила главную роль… К тому же хорошо сложена… Вокруг них ходили люди в одежде больших размеров, но они были танцовщиками, у них было по-другому…

Лучше было не придумать. И все-таки первые репетиции оказались сплошной мукой. Пильц, воспитанная на классическом экзерсисе, а главное, на суммарном восприятии музыки и не обладавшая слухом Брониславы, долго не могла ухватить ни стиля, ни ритма пляски Избранницы. Нижинский, запершись в зале с нею и пианистом, добивался, чтобы такт за тактом, нота за нотой были не просто восприняты слухом, но и усвоены сознанием исполнительницы. Стоя рядом перед зеркалом, он терпеливо отбивал вместе с нею ритмы разбитой на куски музыки. Сначала, еще сначала, еще…

Только когда дело пошло на лад, начались репетиции в полном смысле слова, а на них — борьба с «материалом», все же недостаточно… сырым. Тело исполнительницы, вымуштрованное в правилах академической школы, позволяло легко им распоряжаться. Но муштра невольно влекла и к привычным развернутым позициям, к округлой плавности движений; ей претила резкость, угловатость, намеренная скованность непонятной пластики Избранницы. Жесты и позы, уже как будто отшлифованные порознь, не склеивались, теряли в переходах свою преднамеренную экспрессивность.

На одну из репетиций Дягилев привел человека, в котором все представлялось ухоженно изящным, начиная от шелковистой бородки и белых с миндалевидными ногтями пальцев и кончая негромкой речью и превосходными манерами. Дягилев отрекомендовал его князем Сергеем Михайловичем Волконским, знатоком системы Далькроза. Нижинский смутно вспомнил, как директор театров Волконский подписал приказ об изгнании Дягилева со службы, и поклонился сухо. Но Дягилев, дружелюбно беседуя с гостем, провел его к стоявшим перед зеркалом стульям и тогда попросил у Нижинского позволения посмотреть репетицию.

Рекомендуем: Нижинский и Бронислава. Пляска Избранницы

Нижинского скоро перестало стеснять присутствие скромного денди. Стройная, белокурая, зеленоглазая Пильц похолодела от страха. Но боялась она Сергея Павловича, пристально ее разглядывающего. У нее разладилось все, что было сделано, — впору расплакаться и убежать. Нижинский же, как нарочно, отложив пройденное, начал разучивать трудное движение с ногой-мотыгой, взрыхляющей и разминающей землю. Он наверно понял, что происходит с неопытной танцовщицей, и был как-то особенно спокоен и тих. Постепенно Пильц забыла о смутивших ее посетителях.

После движения с ногой-мотыгой Нижинский показал прыжки из стороны в сторону с подогнутыми, завернутыми внутрь ногами и руками, которые выбрасывались вбок, провожая каждый тяжелый взлет. Потом туры закручивали в воздухе тело с подогнутыми ногами, и опять прыжки из стороны в сторону, но другие, похожие на классический прыжок, только с руками, мечущимися над головой. Давая Пильц передохнуть, Нижинский объяснил ей, словно рядом никого не было, что почти все движения ее пляски в основе своей взяты из классического экзерсиса, самые корни оттуда взяты, даже обнажены, разве вот чувствуются и смотрятся иначе…

Полчаса, час, полтора часа… Наконец Нижинский остановил и поблагодарил пианиста. Улыбнувшись Пильц, он сказал не резким, отрывистым, каким отсчитывал такты, а ласковым голосом, что сегодня все получилось гораздо лучше. Завтра надо будет пройти с начала. Танцовщица, мокрая, будто ее окатили из ведра, провела рукой по лбу, вздохнула, как вздыхают просыпаясь, и ушла, сделав смешной школьный книксен в сторону Дягилева.

Оставьте комментарий