Система средневековой живописи в Древней Руси

 

Средневековых мастеров, иконописцев Древней Руси не интересовали проблемы перспективы, даже когда знание правильной перспективы стало общим достоянием. При наличии на одной плоскости стены нескольких десятков композиций пришлось бы дать для каждой из них свою точку схода в ущерб синтезу живописи и архитектуры.

В целом, можно сказать с уверенностью, что живописные средства иконописного метода если в чем-то и уступали методу реалистической живописи, то имели и серьезные преимущества. Лучшее доказательство этому — непреходящее художественное значение произведений этой эпохи.

Общая для данного метода система живописи была универсальной, но в каждой школе и у каждого мастера были свои особенности.

В XVII веке, чтобы выделить иконописную систему от новой, живописной (тогда ее называли «фряжской», то есть итальянской), ее именовали «греческой». В XVIII—XIX веках итальянской называли всякую живопись, исполненную не иконописным, но живописным методом. Подобного рода тенденции существуют и в наше время: в издания по искусству Византии попадают произведения сербские, грузинские и древнерусские.

Рекомендуем: Исследования философской культуры Киевской Руси

По нашему мнению, следует все же разделять отдельные направления в рамках «византийской общности», если мы захотим оставаться на почве историзма. Известно, что каждый народ усваивает из сокровищницы мировой культуры то, что он может сделать собственным достоянием, частью своей культуры. Византия находилась в зените расцвета художественной культуры в момент христианизации Руси, но она не подавляла местные национальные культуры. Наоборот, уже в домонгольский период живопись на Руси получила вполне самостоятельное развитие, и мы безошибочно можем отличить произведения собственно византийские от древнерусских. Процесс обособления полностью проявился с середины XIII до середины XIV века, когда связи с Византией были затруднены, и мы уже с определенностью можем говорить о «новгородских», «ростово-суздальских» и «северных письмах», так что с «византийскими письмами» смешать их уже никак не возможно.

В самом деле, в рамках универсальной системы «греческих писем» свое, вполне независимое место займет живопись Новгорода с ее лаконичными, обобщенными художественными средствами, твердой структурностью композиции, звучностью цвета, суровостью и мужественностью образов. Или ростово-суздальская иконопись с ее интересом к сложной психологической характеристике образа, национальному типу, к сложным колористическим исканиям. Именно эти, крайне интересные особенности станут характерной чертой и раннемосковской живописи, Москва недаром считала себя во всем преемницей владимиро-суздальского культурного наследия.

При этом, верная своей объединительной политике, Москва осуществляла ее и в области культуры, она соединяла мастеров из разных мест и постоянно поддерживала связи также с Царьградом и Балканскими странами.

Здесь хорошо понимали также, что высокие достижения в искусстве возможны только при наличии хорошо поставленной школы.

Оставьте комментарий