Воспоминания с фронта. «Их фаре нах Москау»

 

Церковь эту мы несколько дней назад видели в бинокль с артиллерийского наблюдательного пункта. Ее белая колокольня поднималась высоко над селом Р., вырастая прямо из густой зелени парка. Нетрудно было представить себе и этот прохладный парк, приютивший под своей тенью большое нарядное здание неполной средней школы, и все село — тихие дома в усадьбах, насыщенные острыми предосенними запахами укропа, конопли, наливающихся яблок. Но попасть в Р. мы тогда не могли. Село находилось еще в руках немцев. Сейчас мы въехали в него на машине. Это был первый день наступления наших частей на данном участке после того, как противник истощал свои силы в трехнедельной обороне подступов к городу Ельня.

Полки краснознаменного соединения, которым командует тов. Миронов, выбили немцев отсюда коротким ударом. Развивая успех первого натиска, части Красной Армии взяли на другой день населенные пункты Ч., Н., Д., В., М., захватили множество ценных трофеев и пленных и принудили на этом участке противника к беспорядочному отступлению.

Читайте: Август 1941 года. Ельня. Партизанская группа

Более откровенен в своих лаконичных повседневных записках ефрейтор той же роты и того же полка.

За голенищами сапог у этого вояки найдены листовки и два обращения к немецким солдатам. Листовки страшно замусолены. Видимо, они побывали в руках не одного десятка немецких солдат.

И, наконец, вот перед нами рядовой солдат без всяких дневников и писем — парикмахер по профессии, баварец. Пшеничные усы, голубые, немного испуганные, но уже улыбающиеся глаза. Подтянутый, он козыряет полковнику Некрасову и вдруг падает на четвереньки: над головой просвистела фашистская мина.

Он только что сдался в плен. В одной из поднятых вверх рук его была крепко зажата листовка с пропуском.

… С фронтовой точки зрения село Р. было уже чуть ли не глубоким тылом. Часть Некрасова продвинулась далеко вперед.

П. Белявский

Оставьте комментарий