Юрий Протасов: Своего сына вижу пилотом «Формула-1»

 

Победа на первом этапе чемпионата мира по ралли в Монте-Карло стала первой в карьере 29-летнего спортсмена. На мартовском этапе в Мексике сын знаменитого в свое время автогонщика Леонида Протасова снова оставил позади грозных конкурентов — итальянцев Лоренцо Бертелли и Массимилиано Рендину. В общем зачете в классе WRC-2 Юрий Протасов опережает ближайшего преследователя Бертелли на 16 баллов.

После возвращения в Киев с Протасовым-младшим встретились наши корреспонденты.

— Правду говоря, оторопь берет, когда наблюдаешь за соревнованиями раллистов: машины бьются, переворачиваются, летит грязь или куски асфальта, визжат тормоза. Невольно думаешь: как же себя чувствуют те, кто внутри?

— И не все так страшно, как кажется на первый взгляд. Для нас, гонщиков, это обычное дело. Плюс адреналин, без которого уже трудно жить.

Читателю на заметку: компания «Волга-Яхтинг» предлагает квадроциклы: ссылка, которые подойдут для различных целей и могут пригодиться как в хозяйстве, в туристических путешествиях, так и для занятий спортом. При выборе квадроцикла следует определиться с возможными вариантами его использования — это является определяющим моментом при выборе модели. В зависимости от назначения модели квадроциклов отличаются техническими характеристиками: речь идет о типе двигателя, мощности, подвеске, габаритах. Есть квадроциклы, которые лучше себя чувствуют на траве, трассе или камням.

— Однако что же приходится переживать пилотам во время головокружительных гонок?

— Например, этап, который в начале марта проходил в Мексике. Главная его особенность — высота над уровнем моря. Представьте: 2200 метров, очень разреженный воздух. Вся трасса горная. Выскочишь на поле — и опять серпантин. Да еще и жара: 32 градуса снаружи, а в машине — все 60.

Кондиционера в машине нет. Одежда у нас одинаковый зимой и летом: белье, комбинезон и шлем. В течение дня приходится преодолевать по 6-8 специальных участков. После этого выходишь из машины весь мокрый. Мексиканская трасса — серьезное испытание и для машин, которые работают на максимальных оборотах. На других этапах возможностей.

— Расскажите, как проходят этапы чемпионата мира. Чем они отличаются от других гонок?

— Чемпионат мира по ралли, как правило, состоит из 12 этапов, которые проводят в разных концах света. Проводить гонку для страны считается очень престижным — борьба за это право идет нешуточная. Поэтому новички появляются нечасто.

— Итак, будущие маршруты вам хорошо известны?

— Нет, с трассами все гораздо сложнее. Они меняются, хотя не кардинально. Например, 200-километровый этап, который ты проехал в прошлом году. Сейчас половина пути изменилась — остальные остались. Но все равно запомнить их невозможно, потому что на этих якобы знакомых километрах избираются другие спецучастки. Бывает, что знакомый вроде маршрут нужно проехать в обратном направлении. А это совсем другая дорога.

Машины стартуют с интервалом три минуты. Никто нас по трассе не «ведет»: мы не знаем, кто кого опережает, кому сколько проиграем. Команды известных автогигантов, которые выступают в других классах, нанимают вертолеты. Летчики придают нужную информацию в течение гонки. В нашем классе WRC-2 таких команд нет, мы полагаемся только на самих себя. Заранее ознакомиться с трассой невозможно: если тебя увидели на дороге в неположенное время — все, прощайся с лицензией. Хоть нам тягаться немного легче, чем пилотам на знаменитом ралли Париж — Дакар: там все едут с «чистого листа». Мы же имеем месяц на подготовку.

— Какую роль в вашем дуэте выполняет штурман?

— Главная ответственность все-таки лежит на пилоту. Но штурман может ошибиться с поворотом — в лучшем случае окажемся в кювете. Напарника следует подбирать особенно тщательно: с ним проводишь много времени и вне гонкой, поэтому нужна гармония.

Я поездил с разными людьми: долго искал, выбирал. Могу сказать, что работал с лучшими штурманами Украины. И хотелось поработать с иностранным специалистом.

У нас существует виртуальная биржа штурманов: ты постоянно знаешь, кто чего стоит, кто с кем работает, кто свободен от контракта. Иногда приходится сталкиваться с не слишком теплым отношением: некоторые иностранцы смотрят откровенно свысока. В конце концов, я нашел хорошего штурмана, у которого на счету более ста гонок. И все вроде в порядок: классный специалист, с богатым опытом. А вот насчет страсти — ее не было. Вскоре стало понятно: человек просто зарабатывает деньги. А для меня важно, чтобы отдавал гонкам всю душу.

Сейчас со мной работает блестящий штурман Павел Черепин. И все сложилось.

— Можно говорить о том, что выход на мировой уровень изменил украинского гонщика Юрия Протасова?

— Еще и как. Я постоянно летаю по миру, открываю разные страны, знакомлюсь с новыми людьми. Больше всего понравилась Австралия: красивая страна, люди живут в достатке, везде чистота и порядок.

На моем личном счету 25 гонок мирового первенства. Отметил для себя такую закономерность: действующие победители престижных гонок имеют, как правило, вдвое большее количество стартов. Впереди у меня достаточно времени.

— Юрий, согласитесь, вам, сыну многократного чемпиона Украины и Советского Союза Леонида Протасова, легче было пробиваться в спорт высших достижений, чем вашим сверстникам.

— В чем-то, конечно, так. Отец воспитывал строго. Однажды, когда мне было 11 лет, травмировался на тренировке и пришел домой хромая. Мама в отчаянии, а отец как отрезал: готовься, завтра будешь выступать. Посадил меня вечером в картинг, я кое-как рулил, но был уверен, что на старт не выйду.

А утром отец сказал: «если откажешься выступать на юношеском чемпионате, забудь дорогу на трассу». Я шел на медкомиссию, как на казнь. И где-то на середине пути вдруг почувствовал: хочу на гонки. Одну гонку преодолел через силу, вторую. В итоге стал чемпионом Украины.

Я очень благодарен отцу за поддержку и помощь. Однако и его возможности не безграничны. Протасов-старший — чемпион страны по кольцевым гонкам, а это совсем другая история. Во времена Союза гонщиками занималось ДОСААФ — это значительно облегчало жизнь. Сейчас мы много с чем остаемся наедине. Мне повезло: нашелся спонсор, благодаря которому могу выступать на высоком уровне.

— Существуют ли критерии, по которым можно определить: этот юноша в будущем станет чемпионом?

— Главные качества те же: характер, выносливость, здоровье. Разве что тем, чей рост — 190 сантиметров, в «Форде» будет сложно. Самое большое препятствие на пути к подиуму — деньги. Чтобы поднять юного спортсмена международного уровня, семьи нужно выложить не менее 50 тысяч долларов. Поэтому, как правило, в гонки приходят дети из обеспеченных семей.

Моему сыну Глебу 5 лет. Уже сейчас каждую свободную копейку вкладываю в его развитие: квадроциклы, картинг, велосипеды. Мы много работаем с ним на картинге. Хочется, чтобы он стал пилотом «Формулы-1». В мечтах его там уже вижу.

— Чтобы поддерживать боевую форму, гонщик должен…

— Хорошо прыгать на батуте.

— Действительно?

— Великолепный результат дают занятия акробатикой, особенно прыжки на батуте. Также занимаюсь плаванием, велосипедом, теннисом, бегом. А вот настроение поднимаю медитацией, хорошей музыкой. Нужно бороться не с грустными мыслями, а с причинами, которые их вызвали.

— У Юрия Протасова есть фан-клуб?

— Клуба как такового нет, но в социальных сетях сторонников хватает. Самый ярый болельщик — сестра Ирина, которая тоже занималась гонками. Искренне удивляюсь фанатам: они не расстаются с телефонами, внимательно следят за каждым стартом, знают наизусть все участки. Иногда вечером после гонки войдешь к всемирной сети — а там более трехсот сообщений. Это вдохновляет.

Оставьте комментарий